Ads

Предложения

Titulo

Кто вы, Судья Ди? Или 600 лет китайскому детективу…


Если не знаешь, что писать, напиши: «Вошел мужчина с револьвером в руке», — поделился как-то секретом мастерства Реймонд Чандлер. Его герой — очаровательно-нуарный сыщик Филипп Марлоу, он циник, он одинок, он пьет виски, носит шляпу, и да, эффектно входит в комнату с револьвером. Он с иронией наблюдает за разложением общества, власть и коррупция для Марлоу синонимы. Классика образа, венец жанра детектива на грани с большой литературой. 

Сложно найти наиболее противоположного Марлоу героя чем Судья Ди Жэньцзе. Честный и порядочный служака, в чем-то даже зануда. Государство и закон для него высшие добродетели. Практически не склонен к нуарным рефлексиям — вроде бы невероятно скучный персонаж, а нет, притягателен и популярен не меньше чем Филипп Марлоу. И наравне с ним входит в список десяти лучших детективов всех времен. К тому же, в отличие от героя Чандлера, Судья Ди вполне реальный человек. Но знаем ли мы его именно как реального человека? Каким был Судья Ди на самом деле?

Текст: Владимир Красноголовый

Кадр из фильма "Судья Ди и тайна призрачного пламени", Китай, 2010

Судья Ди как исторический персонаж

Ди Жэньцзе жил примерно в период с 630 по 700 годы нашей эры, в Древнем Китае, во время правления династии Тан. Судя по всему Ди работал наместником в различных городах и округах, сочетая в одном лице функции законодательной, исполнительной и судебной власти — в будущем его бескомпромиссный комиксоидный аналог — судья Дредд из Мегасити.

Эпоха династии Тан (VII—X вв.) традиционно считается в истории Китая периодом наивысшего могущества, в это время Китай опережал в развитии любые другие страны мира. Эдакий “золотой век”, рассказы о котором передавались из поколения в поколение, где императоры были всемогущи, воины непобедимы, а судьи ответственны и высоконравственны.

Реальные записи о делах наместников эпохи Тан существуют в виде обычных бюрократических заметок. Преступление, виновный, наказание, дата — рутина золотого века. Легендарным же Судья Ди становится через 700 лет после своей смерти во время династии Мин (1368 - 1644 гг). Его образ обрастает подробностями, расследования деталями, в сюжеты из жизни Ди Жэньцзе добавляется интрига, которая способна приковать внимание публики. Именно тогда рождается китайский детектив. На шесть веков раньше романов Реймонда Чандлера и на пять веков раньше Эдгара По, Уилки Коллинза и появления основ классического детектива.

При следующей династии Цин, настойчивых имперских поползновениях со стороны Европы, как следствие — опиумных войнах не только литература, но и страна в целом приходит в упадок. Открывает Судью Ди и жанр китайского детектива для мира голландский дипломат и востоковед Роберт ван Гулик.

Роберт ван Гулик, 1935
В 1949 году в Токио он издает свой перевод на английский романа “Ди Гун Ань” — Дела (расследования) Судьи Ди. Роман привлекает внимание синологов, но не становится откровением — мало кто замечает в нем признаки классического детектива: Судья Ди ведет несколько дел сразу, иногда в следствие вмешиваются потусторонние силы, много текстового пространства отдается описанию пыток и казни преступников — различные истязания человеческой плоти были долгое время развлечением не только в Китае, но и в Просвещенной Европе. Но в 1949-м году широкая публика и более гуманна и более привязана к литературным шаблонам. 

Тогда ван Гулик переосмысливает героя, убирает все лишнее и создает на основе исторических материалов серию безумно популярных романов и повестей о средневековом китайском сыщике. Однако, не в ущерб ли реальному персонажу? И не выходит ли в образе Судьи Ди на передний план исследователь Китая и востоковед ван Гулик лично?


Судья Ди как альтер-эго Роберта ван Гулика.

Биография Роберта ван Гулика, пожалуй, была не менее увлекательна чем жизнь Ди Жэньцзе. Писатель родился в 1910-м году в семье военного врача, служившего в голландской колониальной администрации в Индонезии. В Европу ван Гулик попал лишь к двенадцати годам, при этом уже проявив способности к языкознанию и даже решив стать востоковедом. С четырнадцати лет он занимался санскритом, а уже в восемнадцать публикует несколько статей, посвященных восточной поэзии.


В двадцать пять, закончив Лейденский Университет (естественно он изучал там восточные языки), Роберт ван Гулик назначается секретарем посольства Нидерландов в Токио. Находясь в Японии, он страстно увлекается Китаем, его историей и культурой.

Однако его кредо как ученого определяется вне магистральных направлений синологии. Роберт ван Гулик изучает вещи странные, малоизвестные, бытовые, но, как оказалось, напрочь игнорируемые современными ему восточными и европейскими исследователями: легенды, отношение к животному миру, развлекательная литература, музыка, массовая культура и… эротика.
 
Роберт ван Гулик умер в 1967 году в Гааге от рака лёгких. Он стал выдающимся дипломатом, известным автором детективных историй и одним из наиболее признанных синологов XX века, оставив  после себя девятнадцать повестей о Судье Ди и более сотни научных работ, в числе которых фундаментальная монография “Сексуальная жизнь Древнего Китая”, что бросила вызов строгим устоям ученых сообществ, но и стала, в ряду с биологическими исследованиями Альфреда Кинси, основой “сексуальной революции” в науке.

Судья Ди — пытливый ум, демократичный и принципиальный человек, но далеко не ниспровергатель устоев и разрушитель основ, маргинальное ему чуждо. Стало быть Ди Жэньцзе далеко не альтер-эго Роберта ван Гулика. Однако кое-что дает нам повод заподозрить детективщика в сложной игре с читателем — Судья Ди странноватый герой для своего мира, будто бы отрешенный наблюдатель исторического предмета исследований европейского синолога. Реальный персонаж, оторвавшийся от своей реальности…


Судья Ди как постмодернистский трюк

Ди Жэньцзе — человек очень занятой, у него есть три жены о которых судья заботится, но постоянно жалеет, что времени для них не хватает совершенно. Жены практически ни с кем из внешнего мира не общаются и все время играют в маджонг, что судью тоже вполне устраивает. Он против того, чтобы спать со всеми женами сразу, хотя в обществе эпохи Тан это было вполне в порядке вещей — помощник судьи Ма Жун женится на сестрах-близняшках и даже оставляет работу у Ди по причине своего неимоверного семейного счастья в объятиях обоих жен сразу. 

Судья Ди не пользуется услугами женщин из “домов ив и цветов” хотя это совершенно обычное дело для мужчин всех социальных слоев того времени, например, его друг — судья Ло, неисправимый кутила и любитель женщин имеет восемь жен, но постоянно заводит интрижки на стороне и пропадает в домах развлечений. 

Судья Ди также противник коррупции, хотя она естественна для империи тех лет и даже положительные персонажи из детективов ван Гулика, коррупции вполне подвержены. Ди Жэньцзе — последовательный сторонник конфуцианства, хотя общество делится к тому же и на буддистов и на предпочитателей даосизма, однако делится не строго. Судья Ди благодаря этим и другим своим особенностям не похож ни на одного героя современных детективов...


Шерлок Холмс — маргинал-героинщик, Ниро Вульф сибарит, толстяк и любитель орхидей, Филипп Марлоу циник и пьяница: мы их любим за странности, за их яркие, пусть и не самые лучшие черты — за их отличие от большинства нормальных людей в довольно привычном нам мире. 

Судья Ди же наоборот — слишком нормальный человек в совершенно сказочной вселенной “улиц полумесяца”, “лесных братьев”, “поэтов и убийц”, “домов ив и цветов” эпохи Тан. Он единственный кто нам близок и понятен, он будто бы человек из современной Европы, оказавшийся в очень не привычном для читателя окружении и распутывающий интриги этого странного мира по законам классического европейского детектива. Неизвестно, что интереснее — интриги и убийства и их расследование или колоритный древне-восточный контекст.  

Ван Гулик с удовольствием играет с нами в литературу или, если хотите, беллетристику ради науки, в искусство ради искусства, игру ради игры — приемчик входящего при нем в моду постмодернизма. Даже иллюстрации для повестей синолог, превосходно знакомый с китайской каллиграфией и миниатюрой рисует сам, стилизуя под время действия. Судья Ди стало быть у него совершенно не натуральный персонаж, симулякр, зеркало эпохи, трюк...

В комментариях к книгам о Ди Роберт ван Гулик как-то заметил, что «хотел показать современным китайским и японским писателям-детективщикам, что их собственная древняя литература содержит множество ценного материала, могущего послужить основой для таких историй». И современные авторы приняли его правила игры.

Но если японский исторический детектив развивался лишь немного отставая от европейских традиций (вспомните великолепный “Расёмон” Куросавы — на самом деле экранизацию рассказов Рюноскэ Акутагавы), то Китай пережив антикультурный ужас “культурной революции” лишь с эпохой экономического расцвета стал снова открывать своих исторических героев. И во многом с подачи выдающегося востоковеда Роберта ван Гулика возродился интерес к фигуре Судьи Ди.

Уже есть сериал — прилежная экранизация повестей ван Гулика и есть два блокбастера в фэнтези-жанре “уся”, где Судья Ди скорее не детектив, а романтик, борец со злом реальным и мистическим, а так же великий мастер кунг-фу, прыжков и полётов. Постмодернистская игра Роберта ван Гулика удалась на славу, а вот личность Судьи Ди так и осталась загадкой...

Кадр из фильма "Молодой Судья Ди: восстание морского дракона", Китай, 2013


Правда о Судье Ди

Разоблачить Ди Жэньцзе лучше всего взявшись за чтение замечательных книг о нем от гениального историка и рассказчика Роберта ван Гулика  — оторваться, поверьте, невозможно! Судья Ди войдет в вашу жизнь не менее эффектно, чем чандлеровский “мужчина с револьвером в руке”, лишь с той разницей, что в руках у него будет легендарный меч “Дождевой Дракон” выкованный знаменитым кузнецом Трёхпалым, а за плечами необычный и завораживающий мир Древнего Китая.


*использованы иллюстрации Роберта ван Гулика к его романам о Судье Ди

Комментариев нет

Технологии Blogger.