Ads

Предложения

Titulo

Расширенная география страха и ненависти или дикие путешествия Хантера Томпсона (Пуэрто-Рико, Рио, Калифорния, Колорадо)


Хантер Томпсон был рок-звездой журналистики и безукоризненной сволочью с определенными жизненными принципами, оставившим нам координаты точек, где приятно или задуматься о некоей психоделической вечно ускользающей истине, или дернуть пару глотков кентуккийского вискаря...

Текст: Владимир Красноголовый

Начало дикого путешествия Хантера Томпсона длинною в жизнь читайте здесь...

Пуэрто-Рико: ромовый ад

В поисках идей и работы в начале  60-х невостребованный из-за репутации и не раз предупрежденный полицией в Америке Хантер Томпсон уезжает в Пуэрто-Рико. Там он пишет сразу в несколько местных газет, работает сторожем и создает свой первый настоящий роман “Ромовый дневник”. Только издадут его гораздо позже, в 99-м, когда имя писателя будет известно каждому американцу, а потом, в 2011-м и экранизируют. В “Ромовом дневнике” есть лирика и тонкость языка, но уже присутствует и гонзо-росток — плотный и пористый, как бутон пейота.

Остров и его столица Сан-Хуан были местом, где невозможно работать — зато легко сойти с ума, спиться или влюбиться. Или все сразу. Теплая компания журналистов-собутыльников коротала время в местном кабаке, методично наливаясь ромом и ведя беседы о том, как дошли до такой жизни. Здесь скучно и нечего делать.

А когда находилась работа и появлялись деньги — все заканчивалось снова пьянками или интрижками. Именно поэтому то, что случилось как ленивый южный адюльтер, семимильными шагами привело к настоящей трагедии… Любовь, выпивка, смерть — а что, собственно, нужно еще? Впрочем, детали жизни выдуманного репортера Пола Кэмпа из “Ромового дневника” и бодунные будни реального Хантера Томпсона уже невозможно отделить друг от друга — сила гонзо!
Ромовый дневник:
Славно бывало там выпить — особенно по утрам, когда солнце оставалось прохладным, а с океана приплывал соленый туман, придавая воздуху бодрящий, здоровый аромат, который несколько ранних часов отстаивал свои позиции против влажного пекла, что клещами стискивает Сан-Хуан в полдень и держится еще долго после заката.

Рио: пёс из Копакабаны

С 1962 по 1963 год Хантер Томпсон проводит в Бразилии, работая в англоязычном издании Brazil Herald. В Рио он женится на подруге юности Сандре Конклин, и у них рождается сын, которого назвали Хуаном-Фицджеральдом. Первая часть имени — дань латинскому очарованию, вторая — в честь любимого писателя.


Здесь же они в ужасе пережидают Карибский кризис, и тут же в Рио Хантер встречает странного чувака — голландца и вроде бы как серийного убийцу Гирлингиса, с которым проводит пьяные ночи в драках и ожидании ядерного Армагеддона.
Царство страха:
Гирлингс был 33-летним красавцем-голландцем с телосложением монстроузного культуриста… Он бежал из Голландии, потому что находился в розыске за убийство — он кокнул каких-то фашиков из кольта 45-го калибра, который украл у убитого американца. Гирлингс вырос во время Второй Мировой войны в оккупированной Голландии и ненавидел немцев, как своих кровников.
С этим же персонажем связана одна из самых дичайших историй, в которые попадал Хантер. Однажды выходя из бара, они наткнулись на двух молодых, неадекватных, но стильно одетых людей, которые прямо посреди Копакабаны истязали пса, пытаясь оторвать ему ноги. Ни Томпсон, ни Гирлингис такого вытерпеть не могли и бросились избивать живодеров. Те попытались сбежать, началась безумная погоня с самоотверженной смачной дракой, свидетелями которой стали сотни человек.


Несчастная псина была спасена, а негодяи наказаны. Однако выяснилось, что оба садиста дети каких-то местных воротил — сам Томпсон называл одного из них сыном министра, но наверняка приврал. Учитывая, что Гирлингис был в розыске за убийства, а у Томпсона в кармане лежал заряженный револьвер, история вышла так себе. Голландцу удалось сбежать, прихватив пистолет, так что большого скандала и тюремного срока не вышло. Дело замяли, а Хантер с семьей в спешке отправился обратно в США.


Калифорния: демоны рая

Вернувшись в Штаты, Томпсон остается жить в Сан-Франциско, где погружается в местную контркультурную среду: много общается с хиппи, поэтами и музыкантами и пишет обо всех них в подпольной газете Spyder. Однажды он приходит к вдове Хемингуэя, чтобы сделать о нем материал, и ворует на память лосиные рога — трофей, которым он будет гордиться до конца жизни.


В 1965 году The Nation предлагает Хантеру Томпсону совершенно сумасбродный контракт. Ему предстоит влиться в банду байкеров «Ангелы Ада» и регулярно писать о них серию материалов. Хантер год живет их жизнью: сотни раз рискует на трассах, участвует в стычках, пьет и принимает все наркотики, какие были способны достать “Ангелы”.

Если сначала жизнь с байкерами пришлась ему по вкусу, то вскоре в их отношениях начался серьезный разлад. “Ангелы” жутко разочаровали неистового свободофила Томпсона, когда выступили на стороне полиции и устроили показательное избиение студентов на антивоенной демонстрации:
Ангелы Ада:
Идиллия закончилась резким разрывом 16 октября, когда Ангелы Ада атаковали демонстрацию под лозунгом «Вон из Вьетнама!» на границе Окленда с Беркли. Экзистенциальные герои, передававшие по кругу косяки вместе с радикалами из Беркли на вечеринках Кизи, неожиданно превратились в злобных, ядовитых тварей, набросившись на тех же самых либералов, размахивая кулаками и крича: «Предатели, коммунисты, битники!»… Ангелы Ада твердо сомкнули ряды с копами, Пентагоном и Обществом Джона Берча
В конце концов байкеры жестоко избили самого Томпсона во время перепалки в баре. На нем тогда не осталось живого места, и если бы не заступничество одного из "ангелов", ему бы просто проломили череп и продолжили пить дальше, сидя на его трупе.


История о репортере, прожившем год в самой обсуждаемой банде Америки, имела бешеный успех у обывателей и контркультурной публики. Издательство Random House предложило опубликовать записи Хантера в виде книги, а телевидение начало приглашать его на различные шоу в качестве важнейшего в стране эксперта по “Ангелам Ада”. В одной из программ Томпсона столкнули с лидером клуба, Кливом Вудманом, который эффектно въехал прямо в студию на чоппере и разъезжал вокруг своего оппонента, насмехаясь над ним и заявляя, что 60% всего материала — “полная херня”.


Отношения с “Ангелами Ада” закончились навсегда, но Томпсон сохранил любовь к диким скоростям и мотоциклам до конца жизни. Даже в возрасте за сорок он продолжал совершать безумные трюки и поездки по самым опасным трассам Америки. Еще одно странное увлечение Хантера: собирать информацию о наиболее гиблых участках дорог и отправляться покорять их, словно в паломничество.


Аспен: власть фриков

В 1969 году в маленьком городке Аспене, штат Колородо, Томпсон выдвинул свою персону альтернативной кандидатурой шерифу — “старой республиканской твари”. Хантер и сподвижники сколотили корпорацию с невменяемым названием “Мясо опоссума” и оклеили весь город постерами с задорной писаниной Томпсона и почему-то порнографическим фото японки. Его дружок, адвокат Акоста, рыдал на телевидении, рассказывая телегу, что это его пропавшая жена. Бред царил дикий.


Обкурившись, они решили сделать Томпсона “менее волосатым”, чем шерифа, у которого была стрижка ежиком. И обрили Томпсона наголо. Шериф, кстати, жутко ненавидел хиппи. И вот лысый Томпсон выступил на дебатах с речью, начинавшейся словами “мой длинноволосый оппонент”.... 


Да! Надо сказать, что политическая партия, которую зарегистрировал Хантер Томпсон для этих выборов называлась “Власть фриков” и она обещала легализовать марихуану в Аспене, а название городка сменить на “Город жирдяев”. Дети Кена Кизи и Тимоти Лири не могли не пойти за таким — они со всей страны ломились в Колорадо, но среди избирателей, к сожалению (или к счастью), психов оказалось не много. 
Власть фриков в горах:
Против нас голосовали почти все. Эти люди не смогли бы иметь дело с шерифом, который ест мескалин, бреется наголо и похож на черта в ступе.
Власть фриков в горах” — первая статья Хантера в журнале Rolling Stone, с которой и начался сложный и затяжной роман с этим изданием, ставший вершиной творчества Томпсона. К тому же эпатажная гонка за постом шерифа по-настоящему вовлекла его и в мир большой политики.


Продолжение следует...

Комментариев нет

Технологии Blogger.