Ads

Предложения

Titulo

Расширенная география страха и ненависти или дикие путешествия Хантера Томпсона (Лас-Вегас, Вашингтон)


Продолжение трипа профессионального гения, раздолбая и скандалиста, длиною в жизнь. Из Луисвилля во Флориду и Нью-Йорк, потом через Пуэрто-Рико в Рио и Калифорнию, а теперь...

Текст: Владимир Красноголовый

Лас-Вегас: смерть американской мечты

Какими бы ни были достижения Хантера в журналистике или даже в политике, больше всего он все же известен как автор книги “Страх и ненависть в Лас-Вегасе. Дикое путешествие в сердце Американской мечты”. Она — синоним его творчества и гонзо-журналистики вообще. Даже если это звучит чертовски банально, “Страх и отвращение” — действительно самая глубокая по содержанию из крупных работ Хантера. В 1972 году, когда она вышла, писатель был на максимальном подъеме — самый злой, самый растерянный, но при этом жадный до правды и впечатлений автор Америки.

Джонни Депп и Бенисио Дель Торо в ролях Рауля Дюка и Доктора Гонзо
Хантер утверждает, что эта история — даже не роман, а развернутое и точное описание его поездки в Лас-Вегас. В книге мы видим двух героев — Рауля Дюка и Доктора Гонзо, за которыми скрываются сам Томпсон и его друг Оскар Зета Акоста — мексиканский правозащитник, адвокат, бешеный тип, “слишком дикий, чтобы жить, слишком редкий, чтобы сдохнуть”. Акоста, пожалуй, единственный из окружения Томпсона, кто может сравниться с ним по энергии, ненависти к президенту Никсону и любви к запрещенным веществам. Тем, кто знаком с историей лишь по фильму, может показаться, что их с Хантером поездка в Вегас — это просто наркотрип двух безумцев, окончательно расплавивших свои мозги в Америке 60-х. Но это вовсе не так.

Хантер Томпсон и Оскар Зета Акоста
Все началось в 1968, когда издательство Random House, видевшее в Томпсоне золотую жилу, дало ему 6000 долларов авансом и абстрактное задание написать об американской мечте. Хантер начал метаться по стране и оказался в Чикаго во время садистского и бессмысленного подавления демонстраций. Увидев, как полиция забивает протестующих, словно скот, он понимает, что американская мечта издохла как раз на излете 60-х. За пару месяцев до этого был убит Роберт Кеннеди, брат того самого Джона Кеннеди, и у страны не осталось достойного кандидата. Писать, вроде как, было уже не о чем.


В 1970 случилось событие, которое снова заставило броситься на поиски американской мечты. Во время антивоенных демонстраций полицией был застрелен журналист и хороший знакомый Хантера — Рубен Салазар. Нити расследования вели из Лос-Анджелеса в Лас-Вегас. К тому же, Томпсону дали задание описать два события, которые как раз должны были случиться в Вегасе: мотогонка “Минт 400” и антинаркотический съезд полицейских со всей страны. Пасьянс сошелся: расследование смерти друга, мотоциклы и наркотики смешались с американской мечтой, которая, казалось, осталась только в Лас-Вегасе. Хантер и Акоста под завязку набили багажник целым музеем психоактивных веществ и отправились в город, переполненный всеми сортами человеческих отбросов.
Страх и ненависть в Лас-Вегасе:
Лас-Вегас не очень хороший город для психоделических веществ. Реальность сама тут слишком удолбана.
Вместо американской мечты они нашли то самое место, в котором она умерла и, кажется, уже начала смердеть. Вегас, полный проституток, мошенников и ублюдков-копов, приехавших на конференцию против наркотиков, заставляет Томпсона задуматься о протестном движении. Именно тогда оно было на самом пике: хиппи заполнили каждую щель в Америке, рок-н-ролл звучал повсюду, а сексуальная революция была в разгаре. Казалось, еще пара лет, и ход истории поменяется раз и навсегда. Но Хантер говорит нечто совершенно неожиданное: весь этот балаган с Миром и Любовью подходит к концу, революция хиппи провалилась, дети цветов превратятся в торчков или остепенятся и найдут работу.


Вскоре так и случилось. Праздник 60-х кончился, началось похмелье 70-х. 

Вашингтон: время свиней

В 1972 году Хантер Томпсон, уже плотно сотрудничающий с Rolling Stone, взялся освещать предвыборную гонку. Казалось, что в ней не будет ничего особо интересного. Ричард Никсон, про которого Хантер сказал: “Он был свиньей, а не человеком, и простофилей, а не президентом”, планировал переизбраться на второй срок, и демократы не могли ему в этом помешать. Но Томпсон, присоединившийся к избирательному штабу кандидата в президенты Макговерна, заглянул за кулисы большой политики и вытряхнул оттуда наружу все потроха и грязь. Несмотря на то, что изначально Хантер рьяно поддерживал Макговерна — он был бы готов поддержать хоть самого Сатану, если бы тот выступил против Никсона, досталось в результате всем. Ни демократы, ни республиканцы не избежали осмеяния и потоков желчи.

Хантер Томпсон и Джордж Макговерн — кандидат в президенты США от Демократической партии в 1972 г
Интересный факт:
Однажды во время этой кампании Никсон подбросил Томпсона на своей машине до аэропорта. В дороге президент предложил ему обсудить политику, но тот отказался, и всю дорогу они болтали о футболе. В конце пути Хантер даже признал, что у Никсона есть свое обаяние — притягательность действительно плохого парня. Нация любила плохих парней и выбрала его снова.

Ричард Никсон и Элвис Престли
Результатом политической авантюры стала книга “Страх и отвращение предвыборной гонки ‘72”, которую вскоре признали классикой политической документалистики и гонзо-журналистики. Многие неожиданно для себя открыли, что Томпсон — это не только тот психопат, который пишет про психопатов, но и автор, который действительно разбирается в современной политике и готов обсуждать ее с сумасшедшим упоением азартного игрока.

Потом Томпсон будет много писать о выборах: книги “Лучше чем секс” (да, это о политике!), “Поколение свиней”, но такого большого и мощного материала не создаст.
Лучше чем секс:
Ты знаешь, что в годы президентских выборов количество самоубийств умных людей взлетает как ракета? Подскакивает приблизительно на 40 процентов, как часы, каждые четыре года
Продолжение следует...

Комментариев нет

Технологии Blogger.