Ads

Предложения

Titulo

Бухара, mon amour: несколько встреч под минаретами


Настоящей жемчужиной на шелковой нити, соединяющей более тысячи лет Восток и Запад, являлась Бухара. В ней бурлило более шестидесяти караван-сараев, в которых размещались купцы из Китая, Индии, Персии… 

Текст: Владимир Красноголовый

Дороги и судьбы разных людей на протяжении веков встречались и переплетались под бирюзовым небом и хрустальными звездами этого вечного города. Бухара принимала всех путников, одаривая своей особой нежностью, плодотворность которой — в том, что этот город и его жители любили и продолжают любить людей такими, какими они есть в действительности, не превращая их в своем воображении в ангелов. Люди не всегда платили Бухаре тем же. В их встречах с этим прекрасным городом — ее радость и печаль, слава и позор, а в целом — просто яркая история Бухары.

Бухара и Ходжа Насреддин

«Но мы, оказывается, все еще до сих пор сидим в чайхане раздумий о жизни, — в этой грустной чайхане, где пьют из чайника несбывшихся надежд и курят из кальяна поздних раскаяний. Скорей на базар! Эй, чайханщик, получи деньги за свой горький чай; лучше бы нам не заходить в твою чайхану и не пробовать его: меньше было бы морщин на лице!»

Леонид Соловьев, «Повесть о Ходже Насреддине»

Философ-циник, благородный бродяга и антигерой вроде доктора Хауса, мудрый суфий и простак Ходжа Насреддин зовет нас из чайханы рефлексий на бурлящий базар Бухары, который символизирует у него настоящую, полную неожиданностей жизнь. В настоящий момент не существует подтвержденных сведений или серьезных оснований говорить о конкретной дате или месте рождения Насреддина, потому вопрос о реальности существования данного персонажа остается открытым. В фольклоре центральноазиатских народов родным городом Насреддина, а также территорией множества его подвигов считается Бухара. Эклектичностью, непостоянством и вздорным характером они очень с этим городом похожи!


Навсегда связал судьбу Ходжи Насреддина с Центральной Азией и Бухарой для русскоязычных читателей «очарованный принц» Востока, советский писатель Леонид Соловьев. Он родился в Бейруте, а молодость провел, сражаясь с басмачами в Туркестане. 

В «Повести о Ходже Насреддине» немало мистификаций, как и в его литературном дебюте «Ленин и творчество народов Востока», но еще больше любви к краю и этому неоднозначному персонажу. А сколько на страницах его книг высказываний, стилизованных под поэтично-исламский взгляд на мир! И это во времена махрово-корчагинского, подретушированного соцреализма! Почему бы просто не принять его героя и Бухару такими, как они описаны? В конце концов, как говорит Леонид Соловьев устами Ходжи Насреддина: «Уметь доверять — это величайшая из наук, потребных нам в жизни!»



Бухара и Чингисхан

Уже более девяти веков визитной карточкой Бухары является резная башня минарета Калян. До XX века это была высочайшая постройка в Центральной Азии, которая для путников являлась ориентиром и культовым местом, а для местных — еще и смотровой площадкой.

По легенде, после разгрома обороны города и уничтожения в Бухаре половины зданий великий Чингисхан (монголы не понимали смысла и ценности городов, разве что им нравилось их грабить) вышел на площадь возле башни Калян, посмотрел вверх на минарет, и с его головы упал шлем. Полководцу пришлось наклониться, чтобы поднять его с земли. «Я никогда никому не кланялся, — вроде как сказал могущественный воин. — Но это строение настолько величественное, что оно заслуживает поклона».

Таким образом минарет уцелел, а через триста лет, в 1514-м, возле башни появилась соборная мечеть Калян, и более двенадцати тысяч людей стали собираться там по пятницам для совершения намаза.

Минарет и мечеть Калян
46-метровый минарет, построенный в 1127 году, и сейчас производит неизгладимое впечатление: утром заря одевает его в нежно-розовый шелк, вечером обреченный закат заливает кровью умирающего дня, а ночью звезды, отделяясь от сквозной воздушной черноты неба, тянут к башне дрожащие хрустальные нити — «струны ангелов», как сказал бы поэт Хафиз из Шираза.

Анжелика и Бухара

Казалось бы, каким своим аппетитным боком выдуманная семейной парой Анн и Сержа Голон вертихвостка, авантюристка и просто красавица пестрой эпохи барокко относится к Бухаре? Даже в романтичных приключениях с султаном Анжелику сюда не заносило.

Однако все очень интересно: Серж Голон — литературный псевдоним Всеволода Сергеевича Голубинова, французского геохимика, художника и писателя, создавшего вместе с женой Симоной Шанже образ роковой огненно-рыжей девицы времен короля-Солнца. Родился Всеволод Голубинов в 1903 году в Бухаре, учился в Севастополе и во время Гражданской войны пересек всю страну, чтобы поступить в армию к Колчаку, но безуспешно. В 1920-м он эмигрировал через Константинополь во Францию.

Всеволод Голубинов и Симона Шанжё
Вместе с женой, под псевдонимами Анн и Серж Голон Всеволод Голубинов и Симона Шанжё написали девять романов о приключениях Анжелики. По словам Анн Голон, именно ее муж был прототипом благородного Жоффрея де Пейрака. В 1972 году во время работы над историческим материалом для десятого тома Всеволод Голубинов умер от инсульта. Вроде бы именно в десятом романе новый амур Анжелики должен был закрутиться на родине Авиценны, Ходжи Насреддина и ее создателя…

Высоцкий и Бухара

В июле 1979-го Владимир Высоцкий во время гастролей в Бухаре пережил клиническую смерть. Эта история стала основой скандального фильма «Высоцкий. Спасибо, что живой».

Что же на самом деле случилось с главным бардом советской эпохи тогда в Бухаре — загадка и по сей день. Официальная версия — отравление на местном базаре. Друзья и близкие Владимира Семеновича знали о его тяжелой наркотической зависимости и бесплодных попытках лечения. Наркотиков, взятых из Москвы, не хватило, и Высоцкий вынужден был купить обезболивающее сомнительного происхождения у местных. 

Мнения врачей расходятся: возможно, был просто обморок, а вся история — последствия паники команды, что была с поэтом. Умер Владимир Высоцкий ровно через год после инцидента в Бухаре — день в день. Что это было? Совпадение? Или, может, древний город философов и поэтов дал самому громкому голосу застывшей и загнивающей эпохи год на завершение земного пути, приведения дел и чувств в порядок?

Такой странный метафизический поступок свойственен Бухаре. Высоцкий очень спешил жить, а на Востоке торопливость, как известно, от дьявола, и кроме того, всем памятны стихи мудрейшего шейха Саади Ширазского: «Только терпеливый закончит дело, торопливый же упадет». Но Вечный город сделал исключение для мятежного поэта, свернул саван, который нетерпеливая старуха-смерть раскрыла над ним, и уложил его в сундук ожидания. Ровно на год.



Бухара и ее жители

Шавкат Махмудов
— Я ни на что Бухару не променяю, — говорит уроженец города Шавкат Махмудов. — Вот пусть мне в Москве или Нью-Йорке квартиру дают и миллион долларов, все равно не поеду! Узбекистан так развивается, скоро будет очень сильным! И Бухара зацветет!

Он и его друг угощают случайно встреченного украинца отличной бухарской дыней и традиционным чаем. Просто так. Потому что встретились. Это очень приятно... Узбекистан — тоталитарная страна, телевидение рапортует о бурном развитии, в то время как узбеки массово уезжают из страны на заработки, коррупция тотальна, практически все принадлежит президенту и его семье. А вот люди тут замечательные!

Оптимизма Шавката Махмудова не разделяет Лазарь Борухов, хазан Новомахалинской синагоги Бухары.


Лазарь Борухов
— Евреи жили в Бухаре на протяжении семнадцати веков, сформировался даже местный еврейский субэтнос. Жили и при Бухарском эмирате, и при СССР, а вот массово уезжать стали при самостоятельном Узбекистане. Осталось меньше пятидесяти семей. Причем с мусульманами отношения отличные, да и власти вроде бы пытаются помочь, но общая экономическая обстановка такая, что молодежь не видит тут перспектив. Соседи-бухарцы очень жалеют, что евреи уезжают. Здесь всегда были очень хорошие люди...

В разлуке три четверти горя берет себе остающийся, уходящий же уносит всего одну четверть. Бухара бесподобна, но печальна. Сейчас, видимо, не самое лучшее время в истории города. Правда, и не самое плохое. Туристы все-таки есть, и немало!



Бухара и туристы

Алан из Нидерландов, мы сидим в пивной в Старом городе рядом с синагогой. «Как вам местное пиво?» — спрашиваю. Алан недоверчиво косится на полный бокал марки Sarbast. «Еще не пробовал, а сколько оно стоит?»«1500 сумов» (примерно $0,4). — «Да? Я уже знаю, что мне это пиво нравится! Да, это теперь мое любимое пиво!» — шутит Алан. Он, несмотря на жару, весь день бегал по Бухаре и фотографировал, и первый глоток пива добавляет его европейскому туристическому восторгу восточного спокойствия...

— Мы уже пятый день в Бухаре, — многие иностранцы так или иначе встречаются вечером в пивной напротив синагоги. Народу много, к нам подсели две девчонки из Швеции.

— Ташкент — ужас, — возмущаются они. — Полиция отобрала у нас 100 евро! Сначала 200 отобрали, потом вернулись, 100 отдали. Говорят, мы же не звери! Самарканд красивый, но... не то! А Бухара! Amazing! Тако-ой классный го-о-ород!

Алан
В этот же день в одном из самаркандских отделений милиции допрашивали Алексея, единственного участника проекта couchsurfing.org в огромном туристическом городе. Спрашивали насчет двух девушек из Швеции, что нашли парня через туристический сайт и прожили у него два дня. Кто-то просто заложил.

Мы с Алексеем познакомились еще через два дня. А через месяц узбекские сайты и газеты разразились «праведным гневом» насчет «Тоталитарных зарисовок», вышедших на одном крупном украинском портале. Я описал мерзости, с которыми сталкивается турист в стране с диктатурой, совершенно беспардонными силовиками и диким отношением властей к обычным доверчивым людям, гостям и жителям Узбекистана. Ни слова не выдумал. Досталось Термезу, Карши, Самарканду и границам страны, а вот к Бухаре — никаких претензий! Ни единой! Она — будто особый мир, отгороженный от остального бестолкового Узбекистана.


Возмущенные узбекские «журналисты» писали, что таких «туристов», как я, надо отлавливать на въезде в страну или следить за ними внутри, чтобы, не дай Аллах, не увидели что-то не то и не надругались над тоталитарной передовичной радостью республики. Это было летом 2013-го, и тогда было страшно, что наша страна движется вслед за Узбекистаном — в такую же сомнительную постсовковость. А теперь и страхи другие и, возможно, въезд в Бухару мне заказан...


Но не тут-то было! На Востоке всегда можно попросить помощь друга! Мудрейший из раздолбаев Ходжа Насреддин улыбнулся бы сейчас в седую бороду и изрек что-то вроде: «Вслед за холодной зимой всегда приходит солнечная весна; только этот закон и следует в жизни помнить, а обратный — предпочтительнее позабыть». А насчет встреч и расставаний с людьми, городами и странами он бы философски добавил: «Мир открыт тебе во все концы, открыт и мне. Может быть, и встретимся: в каждой разлуке всегда сокрыта новая встреча»...


В тексте использованы фрагменты из «Повести о Ходже Насреддине» Леонида Соловьева

Комментариев нет

Технологии Blogger.