Ads

Предложения

Titulo

Волшебное оружие Эме Сезэра

Поэзия, негритюд и свобода

Портрет Эме Сезера работы Пабло Пикассо

Неисповедимы пути настоящей поэзии. То здесь, то там загораются ярчайшие поэтические звезды, независимо от времени и от места. Их не так уж и много, но они всегда были, есть и будут. Именно к таким поэтическим звездам первой величины и относится уроженец острова Мартиника, писавший на французском языке, Эме Сезэр. 

Текст: Александр Морозов


Эме-Фернан-Давид Сезэр – это особая и специфическая глава не только в истории французской, но и мировой литературы, сложившаяся в бывших колониях, которые позднее стали независимыми государствами, или, как Мартиника, вошедшими в состав метрополии на правах заморского департамента. 

Где дом мой? Где он?
В нанесенной мне обиде.
В воображаемых, придуманных мной предках.
Свое пристанище я нахожу нередко
В своих желаньях смутных…

Родился Сезэр 26 июня 1913 года в местечке Бас-Пуэнт в бедной многодетной семье. Его отец был чиновником, а мать – портнихой. Читать его научила бабушка. Антилец африканского происхождения, он, как и многие другие дети, получил начальное образование в школах родного поселка и Фор-де-Франса, а затем продолжил образование в престижном парижском лицее имени Людовика Великого, куда он смог поступить благодаря государственной стипендии. Именно таким образом французская администрация выделяла и поддерживала одаренных детей, которые могли бы впоследствии составить ее элиту за пределами Европы. 
В этом лицее Сезэр познакомился с будущим поэтом и первым президентом Сенегала Леопольдом Седаром Сенгором, основоположником сенегальской прозы Усманом Сосе и там он фактически осознал себя представителем «черной расы». 

Я приспособиться стремлюсь к цепи событий,
К абсурдной этой ипостаси… рая?.. сада?
Он обращен в ничто и стал отвратней ада.
В одной из язв я нахожу себе обитель.
Я адреса свои меняю воровато…

Начался собственный поиск личных культурных и духовных истоков. Сезэр, Сенгор, присоединившиеся к ним сенегалец Бираго Диоп (в будущем известный прозаик и фольклорист) и выходец из Французской Гвианы Леон-Гонтран Дамас (который впоследствии стал  поэтом, антирасистом, антифашистом, профессором, депутатом) осенью 1934 года создают газету «Чернокожий студент».

Художник Вифредо Лам и Эме Сезэр. 1968
В этом издании впервые появляется термин «негритюд», обозначавший некую особенность «негритянского духа». Неологизм был предложен Сезэром, и в его толковании ощутимо воздействие сюрреалистической концепции художественного творчества как действия спонтанного, свободного от контроля рассудка. Но сближение с сюрреализмом (никуда от него не денешься – это ключевое направление интеллектуального авангарда прошлого века) произойдет позже. Открытие культуры африканских предков стало для Сезэра ключевым импульсом для творчества, о чем говорил он сам: «Я осознал свою принадлежность к самобытному существованию негра. Моя поэзия родилась из этого импульса». 

В 1935 году, уже будучи студентом престижнейшей «Эколь нормаль суперьер», alma mater многих французских писателей, поэтов, политических деятелей, Сезэр по приглашению своего югославского друга, Петара Губерины, отправляется на восточное побережье Адриатики, в Далмацию. Там, одним «чудесным утром» Сезер выглядывает в окно и видит невдалеке островок, который, как выясняется, называется... Мартинска. Впечатленный лингво-географическим открытием, Сезэр, который не был на родном карибском острове уже пять лет (не хватало денег на пароход), со всей отчетливостью ясновидца представляет свое возвращение «на родную землю». Он просит у Петара чистую тетрадь и начинает писать. Так рождается его ставшая потом знаменитой поэма в прозе «Дневник возвращения на родную землю». В какой-то мере стилистика поэмы восходит к творческим принципам Артюра Рембо, последователями которого считали себя сюрреалисты. Характерно начало поэмы:

На краю раннего утра
расцветающего нежными бухточками
Антильские острова изрытые оспой
Антильские острова взорванные алкоголем…
зловеще выброшенные на мель…

В этой книге спонтанная поэзия противопоставляется изобретениям технической западной цивилизации (фрагменты поэмы были опубликованы в августе 1939 года, полное издание было осуществлено  лишь в 1947 году). «Дневник» имел огромный успех, а еще некоторое время спустя молодой автор опять отправляется на Мартинику.

В 1941 году Сезэр знакомится с лидером сюрреализма, поэтом Андре Бретоном, покинувшим оккупированную Францию и направлявшемся в США. Будучи проездом в Форт-де-Франсе (административном центре Мартиники), Бретон случайно приобрел номер журнала «Тропики», издававшегося преподавателями лицея во главе с Сезэром. Бретон был поражен открыто антифашистской редакционной статьей.


Личная встреча стала очень важной для обоих поэтов, которых объединяли как ненависть к фашизму, так и близкие творческие приоритеты. Бретон увидел в поэзии и личности Сезэра «прообраз достоинства» в момент тяжелейшего испытания для человечества и знамение времени в том, что это достоинство воплощает молодой черный поэт, и стал пропагандировать его творчество. Очерк Бретона «Великий черный поэт» был напечатан в качестве предисловия к первому полному изданию поэмы, и в 1948 году был напечатан в сборнике бретоновских эссе «Мартиника – заклинательница змей».
  
Сам Сезэр рассказывал о своем знакомстве с французским поэтом: «Встреча с Бретоном была для меня очень важной… Я встретил Бретона на распутье, и с этого момента мой путь был предначертан». 

Слова – мой хлеб и клад. Я им владею тайно.
Моя обитель – некий мозг необычайный,
Но прячусь в своей мельчайшей из мыслишек.

Известность Сезэра растет. В 1945 году он избран мэром Форт-де-Франс и депутатом от французской компартии. Тогда же содействует он созданию еще одного издания со специфичным культурным профилем: «Презанс африкен». В 1950 году на страницах этого журнала публикуется его «Речь о колониализме» – текст, который считается одним из самых радикальных в реестре идеологических выступлений Сезера. Хотя позиции французских коммунистов относительно колониализма никогда не отличались мягкостью, подобное оказалось не принято даже ими. Назревает ссора. Сначала сторонник идей «негритюда» отходит от ФКП, а затем, возмущенный вводом советских войск в Венгрию, пишет в 1956 году письмо Морису Торезу, в котором объявляет о своем выходе из компартии.


Но даже активно погружаясь в политическую деятельность, Эме Сезэр не прекращает работу писателя, поэта, драматурга (к театру он вообще по-настоящему повернулся в 60-е годы). Говоря о его книгах, о публикациях послевоенного периода, следует, прежде всего, назвать поэтические сборники «Волшебное оружие» (1946), «Солнце с перерезанным горлом» (1948), «Затерянное тело» (1949, книга вышла с иллюстрациями Пикассо) и др. Что касается театра, то следом за пьесой «Трагедия короля Кристофа» (это 1963 год), он создает в 1965-ом «Сезон в Конго», посвященную Патрису Лулумбе , и в 1970-ом – «Ураган», которые с огромным успехом ставятся на сценах европейских столиц. 

Не груз прожитых лет, а груз, влачимый миром,
Страданья мне несет и болью жжет мне нервы.
Пусть даже боль порой из слов родит шедевры –
Я весь, как дом, заполнен болью нестерпимой.

Умер поэт в 2008 году от острой сердечной недостаточности в больнице Форт-де-Франса и был удостоен государственных похорон, на которых присутствовал президент Франции Николя Саркози.

Поэзия, драматургия, эссеистика Эме Сезэра заняла важное место в мировом культурном наследии. Он при жизни стал классиком антильской литературы, литературы большого франкоязычного мира, и явился в переводах читателям многих других языков.

Граффити с изображением Эме Сезэра

Комментариев нет

Технологии Blogger.