Ads

Предложения

Titulo

Тильда Суинтон: артхаусная инопланетянка


Она — то ли из будущего, то ли вообще с другой планеты. Увидев ее один раз, невозможно забыть или с кем-либо спутать. Актриса Тильда Суинтон умеет создавать ни на кого не похожие образы и всегда смотрит в камеру так, словно знает что-то такое, что нам неведомо. Она многогранна, словно бриллиант, побывавший в руках ювелира-виртуоза, на который можно долго смотреть, любуясь неожиданными переходами цвета, переливами фактур и поворотами судьбы...

Текст: Анна Бейга

Мир узнал о ней после выхода на экраны фильма режиссера Салли Поттера «Орландо», где Суинтон сыграла главную роль. По сюжету фильм охватывает период в 350 лет. Первую половину этого срока главный герой, Орландо проживает мужчиной, а вторую — женщиной. Игра актрисы ошеломила критиков, фильм получил награду Венецианского кинофестиваля. Так взошла звезда Тильды Суинтон. Хотя никто не мог предположить, что Кэтрин Матильда (сокращенно Тильда) Суинтон, британская аристократка (история ее семьи насчитывает более тысячи лет), станет голливудской звездой.

Как в одном из интервью сказала сама актриса: «Я родилась в семье военных. У моих братьев с рождения был план жизни — устроенной, предсказуемой и почетной. Они пошли в ту же школу, что и их отец, дед и прадед, с детства учились стрелять и жили ритуалами. Мне казалось, что мальчиком быть гораздо удобнее. У них было гораздо больше развлечений». 


Будущее же Тильды было призрачным. В возрасте десяти лет девочку отправили в закрытую школу-интернат в Кенте, где одноклассницей Тильды была леди Диана Спенсер, будущая принцесса Уэльская. Сама Суинтон об этом никогда не упоминала, более того, от этой школы у нее остались не самые радужные воспоминания: строгие правила и ограничения были ей не по душе. «Я все могу простить родителям, кроме частной школы, — сказала она однажды. — Это единственная вещь, о которой я до сих пор не могу шутить. По этой причине я не люблю «Гарри Поттера». В нем фетишизируются частные школы».

Надо отдать ей должное, она всегда отлично училась, получая высокие оценки по основным предметам и регулярно становясь победительницей в школьных состязаниях по бегу. Однако когда ее собирались отправить на чемпионат всего графства, она притворилась, что растянула связки, и таким образом избежала поездки, так как предпочитала, чтобы ее стимулом было ощущение победы, а не приза. Руководствуясь этим принципом, она живет до сих пор.

Еще будучи в школе, Тильда начала проявлять интерес к театру, принимая участие в ученических постановках. Далее Суинтон продолжила образование в другом престижном учебном заведении страны — колледже Феттс. После его окончания она отправилась добровольцем в Африку и пробыла там два года, работая в школах Кении и ЮАР. В это же время актриса вступила в Коммунистическую партию Великобритании. Теперь, когда журналисты спрашивают, хотела бы она, чтобы ее дети пошли по ее стопам, Тильда отшучивается: «Дети часто идут наперекор родителям. Вполне вероятно, мои вырастут бухгалтерами-фашистами».


Учась в колледже, Суинтон не переставала играть в театре, правда без особого успеха. Актриса с такой необычной внешностью не пользовалась успехом у режиссеров. Самая удачная ее роль на то время была на сцене театра «Траверс» в постановке «Белая роза», в которой кроме нее участвовали всего два актера. Роль эта примечательна тем, что именно тогда Суинтон познакомилась с Джоном Бирном, сорокапятилетним шотландским художником и драматургом, который оформлял декорации к постановке. Четыре года спустя она вышла за него замуж и родила двойняшек: сына Ксавье и дочь Онор. «Когда родились близнецы, я проснулась во всех отношениях, — вспоминает Тильда. — Перестала бездельничать. У меня не было ни секунды свободного времени в течение нескольких лет».

Параллельно актриса играла в театре и снималась в кино. Самой большой ее удачей стала встреча с культовым режиссером Дереком Джарменом. Она снималась в его фильмах на протяжении шести лет. «Я снималась только в экспериментальных фильмах, — говорит актриса, — даже если некоторые из них стоили сотни миллионов долларов. Люди, с которыми я работала, это понимали, а те, кто не понимают, ко мне даже не приближаются».

Голливуд заметил актрису в начале двухтысячных. Первой голливудской картиной Суинтон стал мистический триллер по роману Элизабет Холдинг «Концы в воду». В 2008 году актриса получила своего первого Оскара за лучшую роль второго плана в фильме «Майкл Клейтон».


Большинство из нас запомнили Тильду по роли Белой Колдуньи в фильме «Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и Волшебный шкаф». Как говорит сама Суинтон: «Я рада, что помогла старичку Уолту Д. собрать больше 700 миллионов долларов (именно столько в прокате собрали «Хроники Нарнии», по крайней мере, первая часть). Возможно, это самая дорогая реклама моим прежним экспериментальным фильмам, которую можно было себе вообразить. Кроме того, я верю в содержательное послание Нарнии. В моей вселенной Бобры умеют разговаривать».



Примечательно, но Тильда себя считает не актрисой, а скорей натурщицей и дизайнерским продуктом. Как говорит она: «Мне не интересно изучать актерское мастерство. Что это может изменить? Каждая история, которую ты играешь, даже если она происходит в реалистических декорациях, все равно искусственна. Ты просто притворяешься. У тебя есть 90 минут, чтобы изложить идею своего персонажа. Если ты занят только в паре сцен, приходится работать очень быстро, и в любом случае ты играешь не настоящего человека. Поэтому изображать Белую Колдунью или домохозяйку за мытьем посуды — примерно одно и то же. Я воюю за документальность. За небеленное лицо и неровную походку. За эмоционально достоверную семейную сцену. За мучительный подбор слов. За открытую, а может, несчастную концовку. За слезающий с пятки ботинок, и движение ступни, чтобы его поправить. За разбитое яйцо и разлитое молоко. За идею косноязычия. За пространство кино, в котором не происходит ничего, но все возможно».


Она никогда не играла красавиц и не стремилась понравиться всем мужчинам планеты. Она не выпячивает, не накачивает, не наращивает ничего в угоду противоположному полу. Максимум женственности, которую она демонстрирует — это гигантские каблуки. Она спокойно признается: «Я всегда знала, что некрасива. Это большое преимущество. Все мои красивые друзья рано или поздно пустили свою внешность в оборот. Я не только про секс. Они все время помнят, что у них светлые волосы, голубые глаза, пухлые губы, и они должны вести себя соответственно. Это большое давление, которого я была лишена. Меня не воспринимали как девочку, а я себя ей и не считала. Я отключила в себе сексуальность и находила это очень комфортным».


К ней то и дело обращаются «сэр», в лифтах или на улице. Наверное потому, шутит она, что я длинная и не злоупотребляю губной помадой. Мне нравится косметика, но если хочешь быть похожей на себя, это не лучший способ. Макияж заставляет тебя выглядеть кем-то другим. Она никогда ни под кого не подстраивается, считая, что современные люди живут в эпоху псевдореальности: всегда наяву, слишком уставшие и беспокойные, чтобы мечтать, с отупевшим взглядом, прикованным к реалити-шоу, в котором реалити-люди готовят реалити-еду, покупают шмотки для реалити-тел и играют в жизнь. «Мы привыкли к сюжетам, которые длятся тридцать минут, включая рекламу, стоит ли удивляться, что мы не готовы ждать развязку больше 90 минут, включая попкорн».

Тильда из тех женщин, которые сумели превратить свои недостатки в достоинства. Ведь, если присмотреться, эта женщина состоит из одних недостатков: слишком высокая, слишком худая и угловатая, слишком андрогенная (глядя на нее со спины, невозможно понять, кто пред тобой — мужчина или женщина).


К своим 55 годам она стала совершенством, дизайнеры сражаются за то, чтобы Тильда стала лицом их бренда, режиссеры выстроились в очередь, чтобы заполучить актрису с такой необычной и завораживающей внешностью. Но это не так-то просто, сегодня она делает только то, что хочет и не обращает внимания, ни на критиков, ни на соседей. Она свободна от условностей. Давно развелась с мужем и живет с художником из Новой Зеландии Сандро Коппом и двойняшками от первого брака в небольшом городе Нэрн на севере Шотландии. Выманить ее из дома практически нереально. Как утверждает сама Тильда, только три вещи способны вытащить ее из постели: дети, фильм, в котором она снимается, и фильм, который она хочет посмотреть. Она живет спокойно, не думая о будущем и не желая знать, что будет. Ей не нужны гарантии. Она счастлива.

Комментариев нет

Технологии Blogger.